gr_s (gr_s) wrote,
gr_s
gr_s

Во имя Розы

Летом написал сей текст, да и забыл, а сейчас нашел при чистке диска, да и вспомнил. Если и когда соберусь починить sapov точку ру или реанимирую capsloc точка орг или затею еще какую затею, новую, то буду постить подобное туда. Ну а пока что - привет, привет, забытый было ЖЖ (нет, я сюда забегаю почитать любимых френдов, которые по каким-то причинам еще не усвистали на фейсбук, куда переехали почти все остальные, с кем я привык здесь общаться, я не жалуюсь на жизнь, а объясняю как и что) - привет, значит, ЖЖ! Выкладываю сюда пока что, пусть полежит.
.

Чтение хороших книг помимо прямой пользы имеет и веер польз косвенных. Одна из лопаточек (?) такого веера – история Розы Блюмкин, о которой я узнал из жизнеописания Уоррена Баффета (это я читаю сейчас русский перевод книги Элис Шрёдер "Снежный ком. Уоррен Баффет и дело жизни", это - прямая калька с английского, в переводе название другое - update: дело было летом, так что я ту книгу дочитал, сейчас дочитываю следующую, не переведенную и более раннюю). В фейсбуке я уже постил одну из историй, которыми набита эта книга. Вот другая.

Речь пойдет о Розе Блюмкин. В русскоязычной Вики про нее нет ни статьи, ни упоминаний, в отличие от ее однофамильца, который авторами назван там "человеком незаурядным" (еще бы! В мирное время ничтожество и проходимец, во время смуты – провокатор, убийца, говорливый полуобразованный полудурок, по склонности к насилию - почти маньяк, хоть сегодня показывай в новостях с сочувственными подвываниями).

Ну ладно, не будем отвлекаться, приступим.

Не имеющая отношения к этому «незаурядному человеку» Роза Горелик родилась 3 декабря 1893 года в Щедрине (проверку сведений, приводимых не только в книге Элис Шрёдер, но и во иных мною изученных, а если быть точным, то наспех просмотренных материалах, вроде того, где сей Щедрин назван пригородом Минска, Гомель помещен от него аж в четырех сотнях километрах, оставим специалистам, равно как и исследование возможного родства Розы с известным американским театральным художником, постановщиком и продюсером Максом Гореликом, тоже родившемся в Щедрине, я думаю, что таки родной брат; некоторые из сведений, приводимых ниже, почерпнуты в других источниках, в частности, в некрологе на смерть Розы, напечатанном в Нью-Йорк Таймс и на сайте NFM).

Так или иначе, в 16 лет она руководит персоналом численностью в шесть человек (все - женатые мужчины) в гомельской галантерейной лавке, куда нанялась за три года до того (из письма матери: "Не беспокойся насчет мужиков, мама. Они все меня боятся!"). В тот год, когда началась мировая война, она вышла замуж за Исидора Блюмкина, торговавшего в Гомеле обувью. Почти сразу после начала войны Роза отправила его в Америку, оставшись дома - денег было, что называется, только на один билет, на второй следовало заработать. На это ушло почти два года - она начала свое путешествие к мужу через две недели после убийства Распутина, в самом начале 1917 года. На западе шли боевые действия, поэтому Роза отправилась в Америку через Сибирь, Китай и Японию.

Сколько было заплачено русскому пограничнику в Забайкальске – неизвестно, сама она говорила, что наплела ему, будто едет в Китай закупать кожевенное сырье и обещала привезти ему оттуда бутылку сливового вина). Из Китая Роза перебралась в Японию, доехала до Иокагамы, где после двухнедельного ожидания оказии она нашла попутное торговое судон "Ава-Мару", доставлявшее в Сиэтл крупную партию арахиса ("Никогда не видела столько арахиса в одном месте, и еще я думала, что никогда не доплыву до Америки",– пароходик шел шесть недель).

В Сиэтле ее встретили сотрудники Общества помощи еврейским иммигрантам, Hebrew Immigrant Aid Society, или HIAS (кстати, совершенно героическая организация, надо бы рассказать, но это уведет нас в сторону, хотя опыт такого рода самоорганизации является очень ценным и может оказаться жизненно важным в нынешние времена - в буквальном смысле слова, т.е. поможет спасти многие десятки, а то и сотни тысяч жизней уже в следующем году). Они помогли ей добраться до мужа, осевшего в Айове. Маленькая Розина семья воссоединилась! (позже она перетащит в Америку и тем спасет от гибели всех – маму с папой, сестер и брата).

Через положенное время у них родился первый ребенок - дочь Френсис (Роза плохо давался английский - когда Френсис пошла в начальную школу, она учила Розу языку: видишь, вот это - apple, а это - knife, а это - tablecloth).

Через два года после воссоединении семейства Блюмкин в Айове, Роза и Исидор решили переехать в Омаху, один из крупнейших полиэтнических городов Америки того времени. Иммигранты работали здесь в железнодорожных мастерских и на многочисленных складах – Омаха была и остается сейчас важным транспортным узлом. Исидор открыл комиссионку, или, говоря по-нынешнему, магазинчик second hand. Роза сидела с детьми (после Френсис на свет появился единственный сын Льюис, а после него еще две дочки - Синтия и Сильвия).

Мне кажется, что эта женщина, по всей видимости, действовала в период, когда чувствовала, что ее семье угрожает какая-либо опасность. Тогда в ней будто как будто что-то включалось и она переходила в какой-то другой режим функционирования, а когда ситуация по ее ощущениям опять становилась нормальной, это включенность выключалась и она переходила на прежний, более или менее пассивный режим функционирования. По крайней мере, определенная логика в такой гипотезе есть.

И вот однажды, во время Великой депрессии, поняв, что комиссионка загибается и вот-вот загнется, Роза опять ощутила, что дальше ждать и наблюдать бессмысленно – нужно что-то делать, трепыхаться, дергаться, предпринимать. Она стала тормошить и теребить Исидора (чего в прежнем режиме существования не делала), убедив его распродать непродаваемые запасы (знаменитое "За пять долларов оденем джентльмена с головы до ног!") и начать продавать не только одежду и не не только second hand. Кнопка включилась, но в отличие от прошлых случаев, больше не выключалась никогда.

Она умерла миллионершей и национальной знаменитостью в 1998 году, в возрасте 104-х лет, прожив вторую серию своей поразительной жизни, а может быть и совсем иную, другую, вторую жизнь, настолько непохожей она оказалось на все, что было до этого. Хотя, это как посмотреть – ведь и прежде, в России, в длинном бегстве в Америку, в перетаскивании туда родных (по переписке, удаленно преодолев известные привычки советских чиновников, обслуживавших стремительно зарастающий вход-выход из страны, победив и о и равнодушие международных бюрократов, - это и сегодня сродни подвигу, а в начале 1930-х это точно было подвигом причем подвигом какого-то потрясающего уровня и масштаба), так вот, Роза ведь и тогда оставалась Розой, хоть назови ее гением предпринимательства и менеджмента, хоть нет.

Про Розу-предпринимателя, Розу-менеджера, про Розу-создательницу (?) и владелицу (?!) успешного бизнеса, ставшего всеамериканским явлением, – во второй части этого повествования, которая, надеюсь, воспоследует. Спросите, когда? Отвечу цитатой: «но пустуют мои таблицы, ни о прошлом, ни о грядущем ничего сказать не могу». Одно могу сказать, а именно:

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments